Русские физики впереди планеты всей по созданию техники для стоматологии

МИР. Молодая инновационная Россия, 26 июля 2012 г.

Один из самых распространённых страхов современного человека – это поход к зубному врачу. Бормашина, боль, дороговизна. Сегодня все эти страхи лечатся новыми технологиями. Компания "Фотоникс" занимается разработкой и внедрением на отечественный рынок принципиально новых медицинских лазерных систем для хирургии мягких и твердых тканей.

Корреспондент сайта «МИР» встретился с медицинским советником компании-резидента «Сколково» (кластер биомедицинских технологий), президентом Ассоциации Лазерной Стоматологии России Игорем Шугайловым, а также с директором PR-службы Анной Зеленковой
 
Что происходило в сфере лазерного оборудования до того, как появились новые технологии?
 
Игорь Шугайлов: Тот путь, по которому все шли раньше, видится сейчас тупиковым. Понимаете, был достигнут некий предел технологий. В частности, ещё недавно стоматологические лазеры старались применить, в первую очередь, для обработки твердых тканей зуба, заменив бормашину. Поэтому долгое время шла гонка за максимальными мощностями. Создавались высокомощные лазеры. Теперь, как мы уже понимаем, с огромными недостатками. Во-первых, они ужасно громоздкие и дорогие. Во-вторых, требуют очень деликатного обслуживания. В случае каких-либо дефектов или поломок требуется квалифицированный специалист и большие затраты. Все это привело к тому, что лишь небольшое количество клиник имеет возможность работать с такой техникой.Диодные же лазеры стоят дешевле, они более надежные. Они ограничены пока только тем, что ими можно оперировать только на мягких тканях. Но это лишь временное ограничение.
 
В чем основное преимущество новой технологии?
 
Игорь Шугайлов: Когда лазерное излучение выходит из кончика световода, то одной оптической энергии, с помощью которой можно резать ткань, недостаточно, так как глубина проникновения диодного лазера велика - 1-1,5 мм и более. Поэтому вся эта мощность рассеивается в ткани. При этом  ткани можно сильно разогреть, но не разрезать. Но вот когда мы прикасаемся к ткани, то происходит обугливание кончика световода. Этот процесс называется инициализация волокна. Поток оптической энергии уже не может покинуть световод, он концентрируется на этом слое углерода, и тогда наконечник раскаляется. Таким образом, его можно инициализировать в тканях, но, когда это поняли, стали инициализировать до того, как начинают оперирование. Берут жженую пробку или матовую черную бумагу, прикасаются к ней световодом, включают лазер, кончик световода, покрывается равномерным слоем карбона и раскаляется. И за дело берется термическая энергия.
 
В чём проблема метода?
 
Игорь Шугайлов: Понимаете, когда вы режете лазером ткани, лазерный скальпель – раскаленный кончик световода – на своем пути встречает разные типы ткани. Это и фиброзная ткань, мышечная и жировая ткань, кровеносные сосуды. Каждый вид ткани имеет свой коэффициент поглощения энергии. Поэтому, даже если он равномерно движется, получается, что в одном месте “недожгли”, в другом – “пережгли”. Кроме того, абсолютно равномерно ввести скальпель невозможно! Хирург не робот. Отсюда глубина разреза оказывается неравномерной. Если подумать, то это значительная травма для организма. Несмотря на это, при лазерном вмешательстве раны заживают быстрее, послеоперационные боли и отек существенно меньше.
 
Все диодные лазеры в мире работают по одному принципу. По сути, это раскаленный кончик световода. Различаются они лишь по дизайну, выходной мощности , длине волны и некоторым другим параметрам. Остальное — все то же самое.  Именно поэтому было создано новое поколение диодных лазеров, а именно, универсальная платформа stLase, с помощью которой можно проводить операции на мягких тканях, исключив все те издержки, связанные с неконтролируемой коагуляция тканей.
 
Какова область применения устройства stLase?
 
Игорь Шугайлов: Его применение планируется, прежде всего, в стоматологии, в частности при операциях в челюстно-лицевой области и при ряде других лечебно-диагностических процедур. Например, для лечения пародотита, которым страдает большая часть взрослого населения планеты.  При этом заболевании, организм начинает отвергать собственные ткани, что может привести к выпадению зубов. Причина этому — плохая гигиена полости рта, врожденное нарушение прикуса  или его нарушения в результате некачественно сделанных  зубных протезов- коронок или пломб.
 
StLase, как и другие диодные лазеры, также применим для любых других хирургических вмешательств: это и общая хирургия, и урология, и косметология, и лор-хирургия. Качественные показатели таких лазеров постоянно растут. За последние 5-7 лет в этой области произошло огромное движение вперед. Ни одна выставка в России, Европе или США не обходится без новых модификаций приборов.
 
StLase реализует новую технологию: инициализация световода-наконечника с помощью нанокарбонизации. Под контролем компьютера на кончик лазера наносится тонкий равномерный слой нанокарбона. Нанокарбонизация наконечника обеспечивает две функции: 
1. Разогревает кончик волокна и преобразует из длины волны 970 нм, которая, достаточно глубоко проходит в ткань, в излучение от 4 000 - 11 000 нм, которое поглощается водой в поверхностных слоях  тканей. Благодаря этому вся преобразуемая оптическая энергия поглощается поверхностными слоями. Кроме того, хирург имеет тактильную связь со скальпелем, а  скорость разреза не уступает таковой при работе с СО2 лазером.
2. Обеспечивает в stLase систему обратной связи, то есть лазер режет и одновременно анализирует и поддерживает заданную  температуру в операционной области. Таким образом, на дисплее лазера мы выставляем не мощность, а оптимальную для данной операции температуру в тканях. Этим обеспечивается снижение травматичности хирургического вмешательства. Высокая точность и скорость разрезов со всеми вытекающими позитивными последствиями для пациента.
 
В ближайшее время будет выпущена приставка к stLase, которая превращает его в эрбиевый лазер, что позволит проводить операции на твердых тканях зубов, челюстных костях и минерализованных зубных отложениях. Такой апгрейд будет доступен каждому владельцу stLase, так как не повлечет изменений в существующей в данном кабинете технологии приема больных: приставка не изменяет габариты лазера, а невысокая стоимость будет способствовать широкому и быстрому внедрению в практику.
 
Кому сейчас принадлежит пальма первенства в области лазерного оборудования?
 
Игорь Шугайлов: Самые передовые разработки ведутся нашими физиками. Если вы возьмете западную компанию, занимающуюся лазерной медициной, то там работают наши физики. За примером далеко ходить не надо. Так, автор метода термооптической хирургии, использованной в stLase, Альтшулер Григорий Борисович является старшим вице-президентом по науке и технологии одной из крупнейших американских компаний в области лазерной медицины - Palomar. Он выпускник ЛИТМО, автор порядка ста патентов. Благодаря ему мировая лазерная медицина сделала значительный рывок. Вице-президентом другой американской компании BioLase, крупнейшей в мире по объемам продаж стоматологических лазеров, также является советский ученый – Дмитрий Бутусов. Есть еще много подобных примеров. 
 
Как компания получила свои первые инвестиции и в чем её совместная работа со Сколково?
 
Анна Зеленкова: Компания "Фотоникс" вошла в проект по разработке лазеров на стадии, когда был разработан только первый прототип системы stLase. В проект были привлечены инвестиции венчурного фонда "Максвелл Биотех", который является портфельным фондом РВК, и Фонда посевных инвестиций РВК. Экспертные комиссии этих двух фондов увидели потенциал технологии и первыми вложились в разработку. После этого компания стала резидентом Фонда «Сколково» и подала заявку на получение гранта на разработку следующей модели устройства для работы с твердыми тканями.
 
Есть ли в России специалисты для работы с такой техникой?
 
Игорь Шугайлов: Специалисты такого уровня есть, но их единицы – инженеры, физики. Что касается стоматологов, то их предстоит научить пользоваться прибором. Переучивать всех - очень долгий процесс. Нужно создавать дистанционные методы обучения: видеофильмы, ролики, тренинги. Чтобы врачи могли сами осваивать прибор. А очно — уже принимать экзамен.
 
Как обстоит дело с серийным производством?
 
Игорь Шугайлов: В будущем планируется наладить производство stLase в России. C точки зрения себестоимости, это выгоднее. Западным компаниям сложно конкурировать с российскими производителями диодных лазеров на российском рынке. Некоторые наши производители дают гарантийный срок на свое оборудование до 60 месяцев! Огромный срок. Наши световоды не уступают в качестве и стоят значительно меньше. Но у людей, к сожалению, ещё сохранилось предубеждение перед российским медицинским оборудованием. Но это преодолевается.
 
Как, на ваш взгляд, будет развиваться это технологическое направление дальше?
 
Игорь Шугайлов: Я считаю, и коллеги со мной согласятся, что современная стоматология должна восстанавливать не только красоту и высокую функциональность зубочелюстной системы , но и восстановление эстетики лица, в целом Я хочу сказать, что стоматологам нужно дать возможность заниматься процедурами, позволяющими комплексно реабилитировать пациентов.
Если стоматологическая клиника использует лазерное оборудование, нельзя ограничиваться только зубами. У врача-стоматолога должна быть возможность осуществлять, например, и устранение морщин, которые образуются на лице у пациентов в результате нарушения прикуса. Это выгодно как для пациента, так и для врача. Кстати, современное стоматологическое оборудование, такое как stLase, позволяет это делать. Эта концепция будет высказана на предстоящем конгрессе 18 сентября, который пройдет в Москве. Курс эстетической медицины для дантистов уже существует в Нью-Йоркском университете. Необходимо разработать новый стандарт работы и для российских стоматологов. 
 
Вам чем-то помогает зарубежный опыт коллег, с которым вы встречаетесь? 
 
Игорь Шугайлов: Опыт лишним не бывает. Вот недавно вышел обзор одного американского автора, который проанализировал несколько тысяч публикаций международных специалистов. Объектом анализа стали результаты применения лазера при лечении пародонтита. Вывод сделан следующий: фактически никаких достоверных преимуществ, которые бы подтверждались доказательной медициной, применение лазера при лечении нет. Понятно, что это заказная статья, но оттого не менее интересная. Врачи, имеющие знания и опыт применения лазерных технологий при лечении данного заболевания, прекрасно знают, что это не так! Специалистов же, которые не очень хорошо знакомы или не имеют опыта работы в лазерной стоматологии такие исследования ставят в тупик. На самом деле, просто недостаточно количество  публикаций, которые на основании объективных критериев доказывают высокую эффективность и безопасность  применения лазерных технологий в стоматологии. 
 
А если публикаций очень мало, как вы говорите, то как тогда вы обмениваетесь опытом с коллегами?
 
Игорь Шугайлов: Мы проводим конгрессы. Тогда, когда есть видимый результат. У нас получается проведение подобных мероприятий не чаще, чем раз в 2 года. 18 сентября, например, мы проведем совместный с американцами конгресс и покажем то, что было ранее и что есть сегодня. А также что в ближайшей перспективе ожидает специалистов в области применения лазерных технологий в диагностике и лечении стоматологических заболеваний.

 

Анна Зеленкова,
PR директор, ООО «Максвелл Биотех Групп»;
Тел: +7 (495) 411-6992
E-mail: zelenkova@maxwellbiotech.ru